Интервью на предоставление убежища

Posted by

Врать или не врать при прохождении интервью на политическое убежище? Скрывать или не скрывать денежные сбережения, чтобы не лишиться пособия?

интервью на предоставление убежищаВрать или не врать при прохождении интервью на предоставление убежища? А можно ли не показывать деньги, которые у меня есть, чтобы получать пособие? Эти два вопроса мне задают на удивление часто. Поскольку мы консультируем по разным странам, ответы на эти вопросы чуть-чуть отличаются. Почему? Потому что при переезде в США речи о пособии не идет, так что деньги скрывать нет смысла, скорее наоборот, лучше их иметь при себе, чтобы покрывать свои расходы в период ожидания получения разрешения на работу. А вот с Европой дело обстоит немного по-другому. Здесь беженцы не только получают жилье, но и питание и денежное пособие, об этом я уже писала раньше. Поэтому искушение велико, имея собственные сбережения, не заявлять о них, а получать пособие и жить на полной дотации государства. Стоит ли так делать? В этой статье я попробую рассказать о том, как правильно и как неправильно себя вести в Финляндии, когда ты находишься в статусе просителя политического убежища.

Интервью на предоставление убежища. Спрятать деньги и жить на пособие.

«Есть ли у вас деньги, на которые вы можете жить какое-то время?» — если этот вопрос вам не задали в полиции, когда вы «сдавались» как проситель политического убежища, то его обязательно задаст работник социальной службы в лагере беженцев, куда вас направят.

интервью на предоставление убежищаИ вот тут наступает момент истины. Как правило, люди, которые понимают, что больше не могут оставаться в своей стране, начинают подготавливаться заранее к тому, чтобы уехать. Что в это включается? Они продают или сдают жилье, которое у них имелось, продают машину, откладывают деньги «на черный день». То есть, получается достаточно солидная сумма в запасе. Но тратить не хочется. Страшно. А вдруг откажут? Конечно, в случае отказа и возвращения обратно на родину, деньги понадобятся. Поэтому на вопрос «Есть ли у вас деньги?» подавляющее большинство просителей убежища говорят «нет». У некоторых и правда нет ни гроша за душой. Успели убежать живыми и радуются уже этому, поэтому у них все нормально дальше. Проблемы возникнут у тех, кто имея деньги, не сообщил о них полиции или социальному работнику. Причем самое интересное, что об этих проблемах они сами никогда не узнают, в этом и весь фокус финской системы.

интервью на предоставление убежищаЯ долго думала, как определить для себя систему, по которой живут финны. Для простоты назвала «система галочек». Попробую объяснить вам что это означает на примере просителей политического убежища. Мало кто знает (социальные работники не любят об этом говорить), что все, что с вами происходит в лагере беженцев и вообще в вашей жизни как просителя убежища, заносится в ваше личное дело. Об этом знают только социальные работники и работники миграционной службы, а вот просители убежища не в курсе, что им ставят очередную «галочку»: устроил скандал в лагере беженцев? — галочка; ребенок плохо ведет себя в школе? — галочка; сказал, что нет денег, а сам купил машину? — галочка; не ходишь на бесплатные курсы языка? — галочка; не ищешь работу, а требуешь к себе больше внимания в виде врачей и лекарств? — галочка…

Вроде все не так страшно и все можно объяснить: скандал — нервы сдали, ребенок невменяемый — стресс, машину купил — друг подарил (особенно, если не на себя оформил), на курсы языка не хожу — плохо себя чувствую, работу не ищу — финский не понимаю…

Проблема в том, что ваши объяснения ну никого не интересуют. А в конечном итоги за несколько месяцев рассмотрения вашего дела формируется портрет человека, который не может управлять гневом, не воспитывает детей, не хочет интегрироваться в финскую систему и еще врет вдобавок. Вы бы оставили такого человека в Финляндии? Вот и финны пытаются пустить в Финляндию как можно меньше таких людей. Понятно, что напрямую от вашего поведения рассмотрение вашего дела не зависит, но все эти галочки учитываются. А если вам вынесут позитивное решение и дадут разрешение на пребывание, то именно эти галочки испортят вам всю дальнейшую жизнь в Финляндии, поскольку потерять доверие легко, а вот восстановить репутацию достаточно сложно. Лично мне в финнах нравится то, что изначально они воспринимают тебя как хорошего человека и относятся к тебе так до тех пор, пока ты не докажешь обратное. Но если ты испортил свою репутацию, то придется приложить много сил и потратить много времени для того, чтобы вновь заслужить доверие финнов.

Так что перед тем, как имея в кармане банковскую карту с большой суммой денег, говорить социальному работнику «У меня нет сбережений», подумайте как следует, стоит ли это делать. Я не первый год общаюсь с финнами и мне нравятся их отношения, основанные на доверии. В подавляющем большинстве случаев, работая с финнами, мы не заключаем никаких договоров. Я делаю работу — они перечисляют деньги через пару недель. Равно как и наоборот: они оказывают услуги, а мы потом оплачиваем через какое-то время. Мне нравятся такие взаимоотношения и я прикладываю все силы для того, чтобы и дальше так все продолжалось.

Интервью на предоставление убежища. Врать или не врать?

Здесь, на мой взгляд, ответ однозначный. Врать нельзя. Забыли детали — честно говорите: не помню когда это было, не могу вспомнить, кто говорил, фамилии не запомнил. Не надо ничего придумывать. Все миграционные следователи — очень хорошие психологи и вранье они точно чувствуют.

Я уже слышу возражения, на которые отвечала неоднократно: да, действительно, есть случаи, когда люди выигрывали дело и получали позитивное решение по подложному кейсу. Есть даже миграционные консультанты, которые за определенные деньги (кстати, немаленькие), готовы вам придумать правдоподобный кейс и они приведут вам много случаев, когда люди получали убежище по поддельному кейсу. Да, такие случаи есть. Но еще больше случаев, когда таких людей депортировали и депортировали их не самым лучшим способом. Поэтому шанс получить позитив по поддельному кейсу равен шансу встретить динозавра в центре большого города: 50/50 — либо встретишь, либо нет.

По мнению иммиграционных активистов, десятки тысяч мошенников получают вид на жительство незаконно, рассказывая выдуманные истории о притеснениях и дискриминации в родной стране. Реальным же беженцам государство часто отказывает в выдаче грин-карт и принимает решение о депортации.
«Получение политического убежища – это ещё одна лотерея, — уверен профессор Джон Манкузо из Висконсинского университета. – Выигрыш зависит только от трёх факторов: наличия опытного адвоката, больших денег и актёрского мастерства».
К сожалению, процесс получения статуса беженца всё чаще напоминает процесс создания бродвейского шоу. Сначала заявитель и адвокат придумывают увлекательную историю с будоражащими криминальными сценами, потом репетируют, оттачивая мельчайшие детали, и затем устраивают премьерный показ перед зрителями и критиками (иммиграционными офицерами).
Иммиграционный психолог Энди Крилл, который ведет собеседования с беженцами, не скрывает, что около 90% из них виртуозно врут: «К сожалению, закон запрещает нам использовать детекторы лжи во время разговора с беженцами. Если бы это было разрешено, то количество беженцев резко уменьшилось, а адвокаты потеряли бы сотни миллионов долларов».
Поскольку проходить на детекторе лжи беженцев никто не просит, то они могут выдумывать что угодно. Современные истории по своей закрученности и фантастичности можно сравнить с голливудскими боевиками. Иностранцы бегут от бандитов и органов правопорядка, становятся жертвами правительственных заговоров и секретных организаций.
Рынок поддельных документов, которые необходимо предоставить для убедительности в иммиграционную службу, приносит мошенникам миллиарды долларов. Например, свидетельство о выступлении на антиправительственном митинге в родной стране обойдётся примерно в полторы тысячи долларов. Справки и фотографии об отбывании тюремного заключения и получении травм вследствие жестокого избиения – ещё несколько сотен.

Один из тех людей, кто получил убежище по поддельному кейсу,  отметил тот факт, что иммиграционные офицеры придают большое значение внешности и харизме беженцев: «Если человек нравится офицерам, то он получит документы даже в том случае, если его дело шито белыми нитками. Шансы на удачный исход увеличатся в несколько раз, если вы симпатичная девушка».
Кстати, иммиграционную службу неоднократно обвиняли в том, что она чересчур часто выдаёт документы одиноким женщинам. Таких беженок, пускающих порой в ход слёзы и эмоции, офицеры попросту жалеют. Бытует теория, что молодым беженкам из Восточной Европы получить вид на жительство гораздо проще, чем изуродованным африканцам, пострадавшим в «революционных войнах».

интервью на предоставление убежищаСамый большой парадокс заключается в том, что десятки тысяч реальных беженцев не могут получить убежище, хотя имеют на это полное право. Так, 30-летний гаитянин Джо Болл, потерявший всех своих родственников в ходе переворота, покончил жизнь самоубийством, когда чиновники вынесли решение о его депортации. В предсмертной записке он написал, что проклинает судью, который равнодушно отнёсся к его делу. «Лучше я умру сейчас, чем буду ждать, когда власти родной страны со мной расправятся», — подчеркнул Болл.
Подобные случаи далеко не редкость.

Ещё один малоприятный факт заключается в том, что четыре из каждых пяти кейсов о предоставлении политического убежища заканчиваются депортацией. Количество отказов уже долгие годы держится на уровне 78% — 80%. «Об этом не написано в профессиональной инструкции судей, однако каждый вершитель закона знает, что одобрять следует только каждый пятый кейс, — предупреждает Манкузо. – Следовательно, если день судьи начался с двух одобрений, то далее, скорее всего, последуют восемь отказов».

Интервью на предоставление убежища. Врать или не врать — заключение.

Врать или не врать на интервью на предоставление убежища — это личное решение каждого и ему придется жить с последствиями этого решения. Кто-то идет на сделку с совестью и получает позитив, кто-то пытается говорить и получает отказ, но чаще всего ложь все таки вскрывается еще при прохождении интервью, хотя вам этого в глаза и не скажут.

Мы даем подробные консультации по подготовке и прохождению миграционного интервью на прошение политического убежища, консультируем и по многим другим вопросам, но никогда вы от нас не услышите: Соврите здесь, не договорите там. На мой взгляд честность — самое лучшее, что может быть для просителя убежища и не только.

 

Вы можете попросить о бесплатной консультации:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.